June 8th, 2012

Почему я перестал быть революционером

Оригинал взят у arguendi в Почему я перестал быть революционером
"В настоящее время отношение к образу правления составляет чуть ли не самую характеристическую черту революционеров. Раз человек против “абсолютизма” – он “свой”, и даже социалисты не особенно присматриваются к остальным взглядам его".
Л.А. Тихомиров, "Почему я перестал быть революционером", 1888г.

На фото молодой Лев Тихомиров (1852 - 1923 гг.). Скорее всего, еще в статусе революционера.
Тихомиров был очень крутым борцом с "кровавым режимом". Не просто активным участником движения, а самым настоящим его лидером по части идеологии. Знаковой фигурой.

Разрыв Тихомирова с делом революции не остался незамеченным даже в Европе. Сам дедушка Энгельс упоминал Льва Александровича именно в этом контексте: "...русский, если только он шовинист, рано или поздно падет на колени перед царизмом, как мы это видели на примере Тихомирова".

В 26 лет Тихомиров уже дипломированный четырьмя годами тюрьмы профессиональный революционер.
С лета 1878 года он на аристократических условиях (без голосования) принят в центр организации «Земля и воля», где способствует ее расколу и выделению террористической «Народной воли», редактором подпольной типографии которой становится.
Вместе с А.Д. Михайловым Тихомиров возглавляет «Народную волю», причем если Михайлов был здесь главным организатором (душой организации), то Тихомиров становится ее идеологом, автором почти всех программных документов.

По сути, он – главная интеллектуальная сила народовольческого движения в царской России.
Автор знаменитого «Письма Исполнительного комитета Императору Александру III».
Письма, после знакомства с которым К. Маркс в виде своего предсмертного завещания оставил взгляд на «Народную Волю», как на партию, которая идет в авангарде мирового революционного движения и держит представителя старого строя, русского Царя, военнопленным в Гатчине.
А все тот же Энгельс характеризовал этот текст следующим образом: «И я, и Маркс находим, что письмо Комитета к Александру III прекрасно по своей политичности и спокойному тону. Оно доказывает, что в рядах революционеров находятся люди с государственной складкой ума».

После убийства Императора и начавшихся репрессий со стороны властей Тихомиров вынужден эмигрировать (в 1882г.).
Во Франции, по инерции, он все еще продолжает заниматься революционной пропагандой, организовав с П.Л. Лавровым, крупным теоретиком революционного народничества, издание "Вестника "Народной воли".
Collapse )

Читая прессу

Оригинал взят у unilevel в Читая прессу
Миф об оппозиционности
Торг с властью есть главная профессия интеллигенции. Она никогда не была оппозиционна по-настоящему, но хотела быть при власти и иметь преимущественное право наставлять общество. Например, за право быть критиками власти при власти боролись в советское время шестидесятники и получили своё. Власти в то время понадобились «оппозиционеры». В такие периоды всё происходило в рамках консенсуса: интеллигенция всегда колебалась вместе с генеральной линией. Каждый такой медовый месяц с властью мессиане называли «оттепелью», а его прекращение – «заморозками».

Дело в том, что без опоры на власть функция самопровозглашённого общественного наставника невозможна: никто не станет слушать. Именно поэтому интеллигенция втайне очень любит власть. Сия любовь является важным условием её выживания. Это и есть главная тайна интеллигентского сословия.

Впрочем, иногда представители мессианства «проговариваются», как это сделал однажды Михаил Гершензон, заявивший после выхода сборника «Вехи»: «Каковы мы есть, нам не только нельзя мечтать о слиянии с народом, – бояться его мы должны пуще всех козней власти и благословлять эту власть, которая одна своими штыками и тюрьмами ещё ограждает нас от ярости народной».

За эту фразу его заклевали, Гершензон вынужден был уйти из либерального «Вестника Европы». Но заклевали именно потому, что Гершензон случайно брякнул правду. Отношения в треугольнике «власть – интеллигенция – народ» полностью исчерпываются его формулой.

Миф о просветительстве
Мессиане чаще всего представляли себя сословием просветителей в дикой, отсталой, азиатской стране. Говорили о просвещении народа. Но фактически претендовали на роль нового дворянства. Особый статус – право «пасти народы», – по мнению вождей интеллигенции, должен был быть им обеспечен властью исключительно за их культурно-образовательный ценз. Чистейшее мессианство. Попутно заметим, что конечной целью введения ЕГЭ, платного среднего образования и сокращения вузов как раз и является выведение народа за рамки этого ценза.
(отсюда)